Анонс мероприятий
25 лет факультету фундаментальной медицины
III Национальный Конгресс по Регенеративной Медицине

Семен Герасимович Зыбелин (1735-1802)


В 2005 году исполнлось 270 лет со дня рождения Семена Герасимовича Зыбелина, видного российского ученого, педагога, первого русского профессора медицины Московского университета, действительного члена Российской академии наук (1784), сыгравшего важную роль в развитии гигиены в России, обобщившего и разработавшего систему гигиенических мероприятий по предупреждению многих болезней. Ниже приводится краткий очерк его жизни, составленный на основе большой статьи И.А. Пионтковского, опубликованной в 1954 году(1).

Семен Герасимович Зыбелин родился 25 августа (5 сентября по новому стилю) (2) 1735 года. Его отец происходил из среды мелкого духовенства. (Старший брат Семена Герасимовича Алексей в последствии станет архиепископом Казанским).
Первоначально С. Г. Зыбелин учился в Москве в Славяно-греко-латинской академии при Заиконоспасском монастыре. Курс состоял из восьми классов: четырех низших, двух средних и двух высших. Основное внимание сосредоточивалось на изучении древних языков: латинского и греческого, а также славянского и богословия.

В 1755 году был открыт Московский университет и произведен первый набор студентов. Согласно указу Синода, Славяно-греко-латинская академия должна была шесть лучших своих воспитанников из числа обучающихся в последних классах послать в состав первых студентов Московского университета. В их числе оказался и С. Г. Зыбелин, который стал первым студентом Московского университета. "Как "старший", он получил на руки касающийся всех шести переводимых из Славяно-греко-латинской академии "синодный указ" и 25 мая 1755 г. явился в Московский университет и первым был зачислен в состав его студентов (3).

Будущий профессор-медик первоначально обучался на философском факультете "общим наукам": философии, словесности, истории, физике, логике и метафизике. По идее инициатора создания Московского университета М. В. Ломоносова первоначально все студенты без исключения должны были прослушать курс философского факультета, дающий общее теоретическое образование. Поэтому С. Г. Зыбелин так же, как и другие студенты, в течение первых трех лет изучал общеобразовательные предметы. С особой любовью он занимался словесностью. Любовь к литературе наложила определенный отпечаток на всю его последующую деятельность. Он всю жизнь любил поэзию, писал стихи и большое внимание уделял словесности.

Первыми учителями С. Г. Зыбелина в университете были Н. Н. Поповский (4) и А. А. Барсов (5). В течение трех лет С. Г. Зыбелин с большим вниманием слушал курс "общих наук", которые читались рядом передовых русских ученых и овладение которыми бесспорно имело огромное значение в формировании его мировоззрения. Одновременно, будучи еще студентом, С. Г. Зыбелин начал выступать и как педагог-воспитатель молодежи. В гимназии, находившейся при Московском университете, он с успехом преподавал латинский язык.

В 1759 году вместе со своим однокурсником П. Д. Вениаминовым С. Г. Зыбелин был направлен за границу специально обучаться медицине. Но предварительно в 1758 году он вместе с Вениаминовым, Десницким и другими студентами, окончившими Московский университет, был направлен в Петербург, где в течение ряда месяцев занимался в университете при Академии наук под непосредственным руководством М. В. Ломоносова. Бесспорно, работа в академическом университете, находившемся в ведении М. В. Ломоносова, тесный контакт с этим великим деятелем русской науки и культуры оставили неизгладимый след в памяти С. Г. Зыбелина и во многом определили направление его дальнейшей деятельности.

Первоначально С. Г. Зыбелин обучался медицине в Кенигсберге (Пруссия), а затем в одном из лучших университетов Европы того времени - Лейденском (Голландия), особенно славившемся в XVIII веке постановкой медицинского образования. В Кенигсберге и Лейдене Зыбелин не ограничивался изучением теоретических медицинских дисциплин, но, наряду с этим, знакомился с философией, химией и физикой. В 1764 году в Лейденском университете С. Г. Зыбелин защитил диссертацию на степень доктора медицины на тему "О естественных целебных мылах, добываемых из трех царств природы" (De saponibus medicis nativis ex triplici regno naturae petitis). Затем он еще некоторое время изучал практическую медицину в медицинских учреждениях Лейдена и Берлина и, наконец, после почти 6-летнего пребывания за рубежом, вернулся в 1765 году в Москву и занял одну из кафедр на медицинском факультете Московского университета.

Чтобы получить кафедру в Московском университете, С.Г. Зыбелину пришлось проявить большую настойчивость. С. Г. Зыбелин и его товарищ П. Д. Вениаминов подверглись экзамену на конференции университета. "Конференция подвергла их не испытанию, но только ученой беседе о предметах, относящихся к теоретической медицине и естественной истории и особенно ботанике" (6). После этого С.Г. Зыбелин прочел пробную лекцию на заданную ему конференцией тему - афоризм Гиппократа: "Все холодное, например снег, лед, вредно для груди, возбуждает кашель, производит кровотечение и катарры". После пробной лекции С.Г. Зыбелин был допущен к преподаванию в 1765-1766 учебном году курса "теоретической медицины".

Получив право преподавания в Московском университете, С.Г. Зыбелин не имел права врачебной практики, так как Медицинская коллегия отказала ему в этом, воспользовавшись законом, согласно которому право врачебной практики давалось лишь тем, кто сдавал специальные экзамены в Медицинской коллегии. Несколько лет С. Г. Зыбелину пришлось усиленно добиваться этого права, и лишь после новых специальных экзаменов в 1767 году оно было ему дано. Медицинская коллегия признала его "достойным обучать медицину и оную отправлять на практике". В 1768 году С. Г. Зыбелин был утвержден профессором.

Более 36 лет проработал С.Г. Зыбелин в стенах Московского университета. Он был первым русским профессором на медицинском факультете.
Медицинский факультет в течение первых сорока лет своего существования состоял из трех кафедр: кафедры химии, профессор которой должен был обучать студентов "химии физической и особливо аптекарской", кафедры натуральной истории и кафедры анатомии. Все эти кафедры должны были обеспечить преподавание анатомии, физиологии, патологии, ботаники, минералогии и "медицину практическую". "Доктор и профессор анатомии должен обучать и показывать практическое строение тела человеческого и приучать студентов к медицинской практике" (7 ).
С. Г. Зыбелин читал различные курсы. Он читал курс теоретической медицины, куда входили анатомия, физиология и патология. Ряд лет он читал натуральную историю, химию, ботанику, врачебное веществование (фармакологию), в последующие годы клиническую медицину - терапию и хирургию. Как преподаватель он пользовался большой любовью студенчества. В немногочисленных воспоминаниях студентов XVIII века "чаще всего в наиболее симпатичном свете являются словесники Барсов, Сохацкий и Чеботарев, философ Аничков, медики Зыбелин и Политковский" (8).

С первых лет вступления в должность профессора медицинского факультета С. Г. Зыбелин был сторонником чтения лекций на русском языке. Эту идею впервые развил перед ним, еще студентом, профессор Н. Н. Поповский в своей вступительной лекции к курсу философии в 1755 году. "Наука, которая рассуждает о всем, что ни есть на свете, - говорил Поповский, - может ли довольствоваться одним римским языком, который, может быть, и десятой части ее разумений не вмещает". Далее он подчеркивает, что "нет такой мысли, кою бы по-российски изъяснить было невозможно" (9).

Стремясь сделать научные данные более доступными русской учащейся молодежи XVIII века, не всегда достаточно владеющей латинским языком, первые русские профессоры Московского университета, ломая вековые традиции западноевропейских университетов, вели преподавание на родном языке. Много внимания Семен Григорьевич Зыбелин уделял и вопросам создания русской медицинской терминологии, многие русские медицинские термины, которые в настоящее время являются общепринятыми, впервые были введены в обиход С.Г. Зыбелиным.

Профессор Московского университета филолог Д. Л. Крюков, изучавший не дошедшие до нас рукописи С. Г. Зыбелина, в письме к Ф. И. Буслаеву от 17 июля 1842 г. писал: "Меня поразил Зыбелин. Его рукопись в некоторых местах много раз перечеркнута, и некоторые фразы повторяются вновь и в других видах. Какой изумительный язык был у этого человека в 70-х годах минувшего столетия. Педанты наши говорят - он мало сделал. Уже одно то, что он сделал для врачебной науки, создав правильный, точный и ясный изящный язык, делает его для нас незабвенным" (10).

Деятельность С. Г. Зыбелина, передового русского врача XVIII века, первого русского профессора Московского университета, была чрезвычайно многогранной. Будучи прекрасным педагогом, образованнейшим человеком своего времени, он стремился не только передать молодежи свои знания, но привить ей любовь к науке, к врачебной деятельности, воспитать в ней веру в науку и критическую мысль.

Уже с первых шагов своей профессорской деятельности С. Г. Зыбелин стремился привлечь к преподавательской работе в стенах Московского университета наиболее способных из своих учеников. Последующее поколение русских профессоров-медиков XVIII века - Иван Сибирский, Фома Барсук-Моисеев, Ф. Т. Политковский - фактически были его учениками, и он много содействовал их научному росту.

Сознавал значение наглядности и практики в преподавании медицины, С. Г. Зыбелин начал сопровождать свои теоретические лекции демонстрацией экспериментов, а клинические - разбором больных. Именно с именем С. Г. Зыбелина связано в истории преподавания медицины в Московском университете два коренных начинания: показ эксперимента при чтении курса физиологии и патологии и демонстрация больных при чтении клинических лекций.
В течение 40 лет (с 1764 до 1804 год) Московский университет не имел своих клиник. Практическое изучение медицины было оторвано от лекционного курса. Лекции по клиническим дисциплинам почти до конца XVIII века читались без показа больных. С.Г. Зыбелин был в университете первым профессором терапии, который в последнее десятилетие XVIII века ввел практические клинические занятия, "показывал разные случаи всяких болезней, упражнял как в распознавании болезней, так и в предусматривании следствий от них, присовокуплял притом и лечение оных" (11).

С.Г. Зыбелин неоднократно выступал с речами в торжественных собраниях в Московском университете. Свои речи он посвящал наиболее актуальным общим вопросам медицины, патологии, гигиены, здравоохранения. Одно лишь перечисление заглавий этих речей ("Слов" (12)) дает нам представление о широте научных интересов С.Г. Зыбелина и показывает, какие научные вопросы его волновали, какие вопросы он считал важными для освещения в своих публичных выступлениях.

"Слова" С.Г.Зыбелина не были просто популярными санитарно-просветительными выступлениями, а становились фактически широкими обобщениями, в которых разбирались важнейшие вопросы здравоохранения, сообщались последние данные медицинской науки, формировались практические задачи. По существу каждая такая речь была научным трактатом и отражала его оригинальные взгляды и представления. Ознакомление с этими речами дает представление об уровне русской медицинской науки того времени и о ряде практических вопросов, стоявших перед здравоохранением в XVIII веке.

Речи С. Г. Зыбелина привлекали внимание не только современников, но и позднейших поколений врачей. Недаром помимо издания этих "Слов" в годы их произнесения, они были переизданы спустя 50 лет Обществом любителей российской словесности (в 1819-1823 годах) под названием: "Речи, произнесенные в торжественных собраниях императорского Московского университета русскими профессорами оного".

Помимо этих "Слов", в литературном наследии С. Г. Зыбелина есть еще речи, посвященные Екатерине II, И. И. Шувалову и ряд переводов медицинских статей из знаменитой французской энциклопедии.

С.Г. Зыбелин, блестящий ученый-клиницист с широким кругом научных интересов, в своих речах касался большого числа разнообразных вопросов: общих вопросов естествознания и медицины, специальных вопросов физиологии и патологии, профилактики и гигиены; его внимание привлекали и клинические проблемы. Недаром терапевты и ряд историков медицины (В. Н. Смотров (13), Д. М. Российский (14), М. Ю. Барановская (15), С.М. Громбах (16)) считают Зыбелина первым русским терапевтом, педиатры (Е. Д. Заблудовская (17)) пишут о нем как о первом детском враче в России, гигиенисты отмечают его как одного из первых медиков, широко ставивших гигиенические вопросы, поднимавших проблемы профилактики заболеваний и предлагавших ряд мер по организации охраны народного здоровья (18). Наряду с этим патологи указывают на него как на первого в России русского патолога-экспериментатора, уже в XVIII веке ставившего на разрешение ряд кардинальных вопросов патологии.

Касаясь вопросов медицины, Зыбелин прежде всего формулировал ее задачи. В "Слове о действии воздуха в человеке" он писал, что задача медицины "состоит в охранении здравия, в исцелении его поврежденного и в продолжении жизни" (19). Исходя из этих задач, С.Г. Зыбелин разрабатывал три основных направления.
С целью "охранения здравия" он предлагал проведение, ряда широких гигиенических мероприятий, выступая таким образом в качестве одного из первых русских гигиенистов.
С целью "исцеления его поврежденного" Зыбелин выдвигал свою лечебную систему. Как мы увидим, он был первым русским терапевтом, заложившим основные положения русской терапевтической школы.
Третья задача медицины, "продолжение жизни", побудила Зыбелина уделить особое внимание вопросам профилактики.
Это выразилось в его специальных "Словах", посвященных профилактике детских заболеваний, общей профилактике, а также пропаганде "прививной оспы".

В своих речах С. Г. Зыбелин касался и вопросов демографии. Рассуждая о малом приросте народонаселения, он подчеркивал особое значение ряда факторов, препятствующих росту народонаселения: безбрачия, социальных бедствий, высокой смертности населения, особенно детей. Анализ этих причин привел его к выводу, что в основе малого прироста населения лежат социальные причины, такие, как "недород хлеба и голод, от чего не только многие лишаются жизни, однако же рождение детей в меньшем числе бывает" (20).

По его представлению, социальные условия ведут не только к уменьшению рождаемости, но и непосредственно к вымиранию. Зыбелин видел причины высокой смертности в скученности населения, антисанитарном состоянии городов. Указывая, что одной из причин медленного роста населения является безбрачие, он вскрывал социальные причины последнего: "чрезвычайные налоги и утеснения, кои заставляют больше воздыхать, нежели помышлять о браке" (21).

С.Г. Зыбелин был убежденным сторонником гигиенических мероприятий и наряду с этим горячим поборником физической культуры как профилактического мероприятия.

Показательна деятельность С. Г. Зыбелина в период чумной эпидемии в Москве в 1771 году. Он был членом комиссии по борьбе с чумой и врачом одной из наиболее населенных центральных частей города: Китай-города, Кремля и др. По выражению Голицына, "он не щадил живота своего", смело появлялся в домах, где были больные чумой, и быстро принимал меры, чтобы изолировать здоровых и спасти, если можно, уже заболевших.

Эта сторона его деятельности была особо отмечена в некрологе, опубликованном в 1802 году, где говорилось: "Кроме ученых занятий в университете, особенно достойно внимания участие, какое принимал С. Г. Зыбелин во время моровой язвы в Москве. Находясь в бывшей по сему случаю комиссии действительным членом с отличным рвением к пользе общества, исправлял он все поручения, жертвуя собственной жизнью".

С. Г. Зыбелин в продолжение 15 лет состоял врачом при университетской больнице и с исключительной добросовестностью, бесплатно выполнял свои обязанности.

Как один из образованнейших людей своего времени он принимал активное участие и в литературной работе. В середина 1760 годов ему было поручено наблюдение за изданием "Истории России" В. Н. Татищева (пятитомное издание, во второй половине XVIII века вышло четыре тома). (В чем именно заключалась деятельность Зыбелина, неизвестно, так как по напечатании первых трех листов из-за затруднений Зыбелина в прочтении собственных имен эти обязанности были возложены на Г.-Ф. Миллера.)
Он сотрудничал также в некоторых журнальных изданиях XVIII века.
1 июня 1784 З. был избран членом Российской Академии, однако участия в ее работе не принимал. Все «слова» Зыбелина были изданы (по воле автора не было напечатано лишь «слово», посвященное И. И. Шувалову) и долгое время считались образцовыми (переизд. в 1819—1823) в антологии лучших университетских речей.

До нас не дошли портреты С. Г. Зыбелина, но И. Ф. Тимковский, бывший в 1793 году студентом Московского университета и слушавший лекции С.Г. Зыбелина, в своих воспоминаниях об университете кратко описал его наружность в следующих выражениях: "Роста ближе к среднему, стар, широкоплеч и сух, лица большого, длинного, белокур"(22).

Больше 35 лет проработал Зыбелин в стенах Московского университета, которому в знак признательности он завещал после смерти свою огромную библиотеку и все свое литературное наследство. К сожалению, они не дошли до нас: все это сгорело при пожаре Москвы в 1812 г.

Деятельность С. Г. Зыбелина, первого русского профессора-медика, оставила значительный след в истории русской науки. В ряде областей медицинского знания он заложил основные положения, которые позднее, в XIX-XX веках, были развиты более глубоко и выкристаллизовались как характерные самобытные черты отечественной медицины. В письме к А. М. Голицыну он писал: "Всю жизнь мою, труд мой, силы, знания я отдал на пользу человеку, признание его да будет наградой мне" (23).

Умер Семен Герасимович Зыбелин 26 апреля (8 мая по новому стилю) 1802 года. На надгробном памятнике, на Лазаревском кладбище в Москве, написаны были следующие слова, которые ярко характеризуют облик С. Г. Зыбелина:

"По сердцу и уму се истинный мудрец,
Он славы не искал, но был наук красою,
Любовь ко ближнему была его душою,
Из тихих дней его она сплела венец
Для муз отечества, который не увянет,
Зыбелин вечно жить своею пользой станет".

Могила С.Г.Зыбелина не сохранилась. Большое Лазаревское кладбище, когда-то бывшее за городской границей, в XIX веке, оказалось внутри города. В 1930-е годы кладбище было закрыто, все надгробия были вывезены, могилы разровнены, а на этом месте был разбит детский парк. Уже в наше время Н.Б.Коростелев и А.В.Недоступ (24) попытались разыскать место, где находилась могила Зыбелина и устанавили деревянный крест и памятную гранитную плиту с выбитой на ней цитатой из вышеприведенной эпитафии.
10 мая 2002 года, в 200-летнюю годовщину со дня кончины С.Г.Зыбелина, на этом месте возложили венок от сотрудников Московской медицинской академии имени И.М.Сеченова. Имя Семена Герасимовича Зыбелина, его вклад в отечественную науку не забыты и сегодня.


--------------------------------------------------------------------------------

1 - Пионтковский И.А. Семен Герасимович Зыбелин //Зыбелин С.Г. Избранные произведения. М.: Медгиз. 1954. С. 5-59.
2 - Эта дата рождения взята из Большой Советской энциклопедии; в статье И.А. Пиотковского приведена другая дата: 6 апреля (старого стиля) 1735 года.
3 - Н. А. Пенчко. Основание Московского университета. М., 1952, с. 124.
4 - Николай Никитович Поповский, любимый ученик М. В. Ломоносова, был назначен при открытии Московского университета в 1755 г. по рекомендации М. В. Ломоносова профессором философии и красноречия.
5 - Антон Алексеевич Барсов, ученик М.В.Ломоносова, начал свою деятельность в Московском университете сначала в качестве профессора математики, а затем преподавателя красноречия.
6 - С Шевырев. История императорского Московского университета (1755 - 1855), М., 1855, с. 135.
7 - Проект об учреждении Московского университета. В кн.: Н. А. Пенчко. Основание Московского университета. М., 1952, с. 144.
8 - С. Ашевский. Из истории Московского университета. Мир божий, февраль, 1905, с. 4.
9 - Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века, М., 1952, т. 1, с. 90 - 91.
10 - В. Н. Смотров и М. Ю. Барановская. С. Г. Зыбелин и Ф. Т. Политковский - первые представители русской терапевтической клиники, Терапевтический архив, 1940, в. 6, с. 538.
11 - В. И. Смотров, Факультетская терапевтическая клиника. В сб.: 175 лет I Mocковского государственного медицинского института, М" 1940, с. 269.
12 - См. напр., "Слово о действии воздуха в человеке и путях, которыми в него входит" (1766), "Слово о причине внутреннего союза частей между собой и о происходящей из того крепости в теле человеческом" (1768), "Слово о пользе прививной оспы и о преимуществе оной перед естественною с моральными и физическими возражениями против неправомыслящих" (1768), "Слово о вреде, проистекающем от содержания себя в теплоте излишней" (1773), "Слово о правильном воспитании с младенчества в рассуждении тела, служащим к размножению в обществе народа" (1775), "Слово о сложениях тела человеческого и о способах, как оные предохранить от болезни" (1777), "Слове о способе как предупредить можно немаловажную между прочими медленного умножения народа причину, состоящую в неприличной пище, младенцам даваемой, в первые месяцы их жизни" (1780 г.). См.: Зыбелин С.Г. Избранные произведения. М.: Медгиз. 1954.
13 - В. Н. Смотров. Очерки по истории терапевтической школы Московского университета. Советская медицина, 1940, № 7
14 - Российский Д. Первый русский профессор терапии С. Г. Зыбелин. Советская медицина, 1948, № 4.
15 - В. Н. Смотров и М. Ю. Барановская. С. Г. Зыбелин и Ф. Т. Политковский - первые представители русской терапевтической клиники, Терапевтический архив, 1940, т. XVIII, № 6.
16 - С. М. Громбах. Первые русские ученые медики, Советская медицина, 945, № 7 - 8.
17 - Е. Д. Заблудовская, С. Г. Зыбелин - один из первых педиатров России. Педиатрия, 1951, № 1.
18 - Е. И. Лотова. Идеи профилактики в трудах С. Г. Зыбелина. Советское здравоохранение, 1952, № 3.
19 - Зыбелин С.Г. Избранные произведения. М.: Медгиз. 1954. С. 63
20 - Там же, с. 200
21- Там же.
22 - Москвитянин. 1852. № 20
23 - Из письма к А. М. Голицыну.
24 - Коростылев Н.Б., Недоступ Н.Б. Тихий уголок Марьиной рощи./Московский журнал № 9, сентябрь 2002 г.